Войти
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности
Цифровая Академическая Библиотека «Автограф»
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности

Перипетии с V главой «Евгения Онегина» и феноменальная память Льва Пушкина

Это было в Москве. Александр Сергеевич Пушкин, как известно, любил играть в карты, преимущественно в штос. Играя однажды с А. М. Загряжским, тестем брата своего, Льва Сергеевича, Пушкин проиграл все бывшие у него в то время деньги. Так как отстать от игры ему не хотелось, то он и предложил в виде ставки только что оконченную им V главу своего «Евгения Онегина». Ставка была принята, так как рукопись эта представляла собой тоже деньги, и даже очень большие (Пушкин получал по 25 рублей за строку (на ассигнации )) — и Пушкин проиграл. Следующей ставкой была пара пистолетов; но здесь счастье перешло на сторону поэта: он отыграл и пистолеты, и рукопись, и еще выиграл тысячи полторы. Вскоре же после этого Пушкин собрался ехать в Петербург, чтобы продать рукопись, так как в деньгах он нуждался. Дорогой он рукопись потерял. Сейчас же отправил он письмо к брату, Льву Сергеевичу, на Кавказ, описывая весь ужас своего положения: ни денег, ни рукописи, а черновой подлинник был им уничтожен. В ответ на это письмо Лев Сергеевич выслал три небольших листка бумаги, на которых мельчайшим почерком написан был с буквальной точностью текст V главы...
Это почти невероятное обстоятельство объясняется необычайной способностью запоминать прочтенное, которой обладал Л. С. Пушкин. Нередко в присутствии целого общества он прочитывал (медленно и водя по строкам указкой или пальцем) целую страницу прозы и потом сейчас же повторял прочтенное наизусть. Пятую главу «Онегина» он слышал только один раз от Александра Сергеевича и еще раз прочел ее сам: этого для него было достаточно, чтобы написать текст всей главы на память, чего сделать не был в состоянии сам автор.
(Сообщение Н. П. Кичеева. Русская Старина. —  1874)