Войти
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности
Цифровая Академическая Библиотека «Автограф»
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности

Солдат свободы Александр Ларин

25 декабря 1998 г. ушел из жизни Александр Михайлович Ларин, заслуженный юрист РСФСР, действительный член Международной академии информатизации, доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник Института государства и права РАН. Писать слова прощания всегда мучительно трудно. Но когда теряешь друга, с которым проработал в одном секторе бок о бок, плечом к плечу 25 лет — писать о нем в прошедшем времени просто невыносимо.
За все эти долгие годы совместной работы у нас с ним не возникло ни одной, даже самой маленькой ссоры, не было ни одного взаимного упрека, не прозвучало ни одного резкого слова. Он был воистину ангелом-хранителем нашего творческого коллектива.

Но он превращался в яростного льва, беспощадного критика, когда слышал или читал нападки на святая святых демократического правосудия: презумпцию невиновности, состязательность, независимость судей, право обвиняемого на защиту, гласность, суд присяжных. Тут он не стеснялся в выражениях, не заботился о куртуазности — ведь били по самым чувствительным категориям его понимания права, справедливости, по самым болевым точкам его жизненного кредо.

А жизнь у Александра Михайловича была непростой и нелегкой. Он родился 13 сентября 1924 г. в Харькове. В 1942 г. добровольцем ушел на фронт. Вернувшись с тяжелым ранением и боевыми наградами, продолжил учебу в вечерней школе и поступил на юридический факультет МГУ, который окончил в 1948 г. После этого почти четверть века работал следователем: сначала в Туле, потом в Вышнем Волочке, а с 1957 по 1971 г.— старшим следователем прокуратуры Калининской области. Оставаясь следователем, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. С 1971 по 1976 г. он во ВНИИ Прокуратуры СССР, а с 1976 г. и до последнего дня жизни — в секторе проблем правосудия Института государства и права РАН.

Заниматься научной работой А. М. Ларин начал еще на практике. В 1952 г. была опубликована его первая статья — «Тактика собирания доказательств по возобновленному делу». Затем появляются другие статьи и целая серия монографий: «Работа следователя с доказательствами» (1966), «Расследование по уголовному делу. Планирование и организация» (1970), «От следственной версии — к истине» (1976), «Презумпция невиновности» (1982), «Уголовный процесс: структура права и структура законодательства» (1985), «Расследование по уголовному делу: процессуальные функции» (1986), «Обеспечение обвиняемому права на защиту» (1988), «Криминалистика и паракриминалистика» (1996).

Ученый энциклопедических знаний, он не замыкался на реалиях текущих событий. Его страстно влекла историческая проблематика. В результате появилась книга о А. Ф. Кони как судебном деятеле (1988), ряд очерков по истории суда присяжных (1994). За несколько дней до смерти он передал в издательство двухтомную рукопись «Судебные процессы в России в XIX веке» очное название книги "Государственные преступления. Россия. XIX век". Книга представлена на сайте — прим. Ирина Потапчук).  Жаль, что ему уже не доведется увидеть эту рукопись опубликованной... Всего же из-под его пера вышло почти 300 печатных работ. Все они разные по тематике, касаются разных сторон нашего бытия, но каждую из них пронизывает одна стержневая идея — отстоять права человека, сделать окружающий нас мир лучше, чище, добрее.

Всю жизнь, вплоть до последнего дня, он боролся с фашизмом. На Курской дуге солдат Ларин, защищая Отечество, потерял руку. В наши дни профессор Ларин другими способами продолжил эту борьбу. Он участвует в создании большой монографии «Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма» (1995), клеймит в периодической печати все учащающиеся попытки фашистского реванша в России.

Он был одержим идеей защиты прав человека, считая личность уникальной социальной ценностью. Публицист от Бога, А. М. Ларин не оставлял без критического разбора ни одной акции власти в ее стремлении подчинить себе интересы личности, ограничить гражданские свободы. Выдвигая безупречные юридические аргументы, он протестовал против увеличения сроков содержания под стражей лиц, чья судьба еще не решена приговором суда, против злоупотреблений психиатрией, использования доказательств, полученных незаконным путем. Он гневно обрушился на тех, кто под надуманными предлогами начал прощупывать почву для реабилитации сталинского палача Ежова. Следующая, последняя, его публикация («Известия», 5 декабря 1998 г.) — в защиту суда присяжных как олицетворения подлинного правосудия. Кровавый Ежов и суд улицы — это антиподы, между ними пропасть гигантского размера. Но когда о них пишет Ларин, то точной расстановкой акцентов он призывает людей доброй воли разделить с ним ненависть к диктатуре, тоталитаризму и одновременно проникнуться стремлением к постоянным поискам истины, правды. Он никогда не был флюгером. Он всегда оставался солдатом свободы.

А как достойно он умирал. Никого не обременил своей болезнью — ни родных, ни друзей, ни сослуживцев. Ходил на работу, выступал с докладами, читал диссертации аспирантов, писал заключения на законопроекты. Только раз, буквально за неделю до смерти, в последнем телефонном разговоре сказал: «Всю жизнь никому не позволял помогать надевать пальто. Справлялся с одной рукой. А сегодня не хватило сил, попросил жену. Стыдно».

Он не пытался оттянуть кончину. Знал, что обречен. Но старался до предела спрессовать последние отведенные ему Господом дни, часы, минуты, чтобы превратить угасающую энергию в сгусток добра для других, помощи другим. Он уже не мог подниматься с постели. Но еще предстоит завершающая лекция для студентов Академического правового университета. Он наговаривает текст на диктофон, который завтра включат в аудитории. Студенты стоя аплодировали голосу своего учителя. Они не знали тогда, что слышат его в последний раз.

В четверг, за день до смерти, в 11 часов ночи мне позвонил его сын: «Извините за поздний звонок, но папа очень беспокоится, как его аспиранты сдали сегодня кандидатский экзамен». Вот, оказывается, чем был озабочен умирающий научный руководитель.

В пятницу, 25 декабря, он должен был выступать на заседании Экспертного совета Комиссии при Президенте РФ по противодействию политическому экстремизму. Обсуждалась программа  мер борьбы с этим злом, подготовленная с его участием. Заседание началось в 15 часов. А за час до этого сердце его, не выдержав неимоверных нагрузок, остановилось навсегда. Так умирать дано только красивым, умным, добрым людям.

Смерть А. М. Ларина — тяжелая потеря для науки, для практики, для ученых-единомышленников. Еще какое-то время будут появляться в печати подготовленные им работы — в журналах, сборниках, газетах. Выйдет в свет наша последняя с ним книга «Уголовное дело (словарь-справочник)». Но бессмысленно придумывать слова утешения — их просто нет.

Спасибо тебе, Александр Михайлович, за то, что ты был. Спасибо тебе за то, что навсегда останешься в нашей памяти как точный ориентир в нелегкой борьбе за подлинную демократию, за построение в России гражданского общества.

 (В. М. Савицкий  из книги: Ларин А. М. Государственные преступления. Россия. XIX век. — Тула : Автограф, 2000. — С. 7—10)