Войти
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности
Цифровая Академическая Библиотека «Автограф»
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности

Русский Морган, или Великий организатор промышленности


В один из майских дней 1918 года в своем кабинете в «Деловом дворе» был застрелен Николай Александрович Второв — предприниматель, банкир, крупный деятель отечественной промышленности, «русский Морган», так его называли еще при жизни, обладатель самого большого состояния России начала XX века (более 60 млн золотых рублей). Время было смутное, всего лишь полгода минуло после революции. Следствие не велось, и виновники преступления не были установлены. Хоронила Второва вся Москва, в том числе и рабочие с его заводов. Историограф русского купечества, сам представитель одной из известных московских купеческих семей, Павел Афанасьевич Бурышкин писал: «Его похороны, с разрешения Советской власти, были последним собранием буржуазии...» . Рабочие несли венок с надписью: «Великому организатору промышленности».


 Фундамент империи Николая Александровича Второва заложил его отец — Александр Федорович Второв. В 1862 г. он уехал из Костромской губернии в Сибирь, в Иркутск, заявил капитал по 3-й гильдии и стал заниматься мелкой торговлей. В Иркутске фактически происходит становление Александра Федоровича как купца и формирование его фирмы (товарищества), что позволило ему через 35 лет занять одно из первых мест в московской купеческо-предпринимательской элите.

Происхождение первоначального капитала А. Ф. Второва неизвестно. Некоторые исследователи считают, что часть капитала досталась ему в результате брака на дочери иркутского купца. Но как бы там ни было уже в 1866 году (кстати, в год рождения сына — Николая) Александр Второв, а ему шел в ту пору 25-й год, открыл в Иркутске оптовую торговлю мануфактурой, которую приобретал на Нижегородской ярмарке.  Сибирь предоставляла  в тот  период  большие  возможности  для оптовой торговли. Но дело было совсем не из простых. Самые большие сложности сулила логистика — тысячи верст паромных переправ. И только лишь Великий Сибирский Путь позволил решить эти проблемы, возможности Второва удесятерились. Он становится одним из самых крупных торговцев Сибири. Ведет оптовую и розничную торговлю, скупает пушнину, сельскохозяйственные продукты, занимается кредитованием, вкладывает деньги в золотопромышленность. В 13 городах России открывает магазины. Чуть более десяти лет по прибытии  в Сибирь, в 1875 г. Александр Федорович заявляет капитал по 1-й гильдии и остается в этой гильдии бессменно 20 лет (до 1895 г.), получив право на потомственное почетное гражданство.

К 1880-м годам А. Ф. Второв имеет 10 паев (из 30) в Забайкальском золотопромышленном товариществе Останиной, Белоголового и Второва; на  8 приисках добыто свыше 92 пудов (примерно 1,5 тыс. кг) золота, а валовая прибыль от торговли достигает 1 млн 600 тыс. руб., чистая – около 700 тыс. руб. Торговые обороты только в Иркутске составляли 2 млн 437 тыс. руб.   

В 1903 г. Второвы приступили к строительству пассажа в центре Томска. По сути, пассаж — это тип торгового здания, в котором магазины размещены ярусами по сторонам широкого прохода-галереи, с остекленным перекрытием. Такими и были магазины Второвых в других городах. Но Томский отличался масштабом постройки и наличием гостиницы в верхних этажах здания. 

По легенде, чтобы сделать надежный фундамент, болотную жижу вытаскивали рогожными мешками. Потом в котлован уложили 7 рядов лиственниц, особенность которой заключается в том, что от воды она затвердевает и становится подобна граниту. Строительство официально закончилось 10 ноября 1905 года. На первом этаже расположился обширный универсальный магазин. Через каждый метр стоял вышколенный приказчик,    в каждой лавке располагались мягкие пуфы для посетителей. В магазинах продавали одежду, аксессуары, в том числе последние новинки парижской моды, меха, обувь, белье, одеяла, парфюмерию, текстиль, чай и другие товары. Именно у Второвых впервые стала практиковаться упаковка товаров, использовались специальные фирменные коробки и бумажная обертка, на которых содержалась рекламная информация (телефон и адрес магазина), а специальные люди по желанию заказчика доставляли товар на дом.

На втором и третьем этажах пассажа Второва расположились гостиница «Европа», зимний сад и ресторан. В гостинице было шестьдесят номеров, самые дорогие из которых стоили восемь рублей за сутки. Работал первый в городе и во всей Сибири лифт. В номерах было электричество и вода, в некоторых стояли телефоны. В стенах устроен дымоход — прообраз современного отопления. В начале XX века в номерах «Европы» останавливались; знаменитая актриса Вера Комиссаржевская, певец Леонид Собинов, балерина Вера Коралли, поэт Константин Бальмонт и многие другие звезды мировой и российской сцены и литературы начала XX века. В круглосуточном ресторане могли посидеть как постояльцы гостиницы, так и любой человек, имевший для этого средства. Обед из четырех блюд стоил рубль. Для сравнения за эти деньги можно было совершить четыре поездки в отдаленный район города на извозчике. Всю ночь в «Европе» играл оркестр. 

В 1897 году Александр Федорович переводит главную контору в Москву, куда переезжает с дочерьми. Главным уполномоченным в Сибири (Томске) остается его старший сын — Николай Александрович, который позднее также переезжает в Москву (время переезда не известно). В Первопрестольной, установив не только деловые, но и родственные связи со старейшими московскими фабрикантами через брак младшего поколения семей Коншиных, Коноваловых, Федоровых, Ясюнинских, Часовниковых с дочерьми Александра Федоровича, Второвы вошли в среду московской деловой элиты, подчинив своему влиянию в том числе четыре крупнейших текстильных предприятия, а позднее учредив, в качестве головного, Русское общество внутренней и вывозной торговли. В 1900 г. Александр Федорович и Николай Александрович Второвы учреждают паевое товарищество «А. Ф. Второв» (с 1911 — «А.Ф. Второва сыновья») с основным капиталом 3 миллиона рублей. Товарищество вело торговлю (годовой оборот   40 млн руб.) текстилем, чаем, занималось поставкой в казну хлопчатобумажных концов (отходы прядения и ткачества использовались для производства пироксилина – основы бездымного пороха). Слава о младшем Второве в Москве растет. За размах деятельности, большую личную инициативу, смелость и решительность в делах московские предприниматели называют его «русским Морганом».

Семнадцать лет грандиозных самостоятельных успехов

С наступлением 1900‑х Николай Александрович Второв фактически возглавил семейное дело. Товарищество по-прежнему остается семейным предприятием, так как все его паи были собственностью членов семьи Второвых. Приобретается крупное оптовое мануфактурное дело Н. Д. Стахеева, главного конкурента Второвых в Сибири, с магазинами в Иркутске, Томске, Екатеринбурге, Монголии. После 1906 г. Товарищество открывает отделения в городах Западной Сибири: Барнауле, Бийске, Новониколаевске, Камне-на-Оби; начинает вкладывать капиталы в текстильную промышленность Москвы.

В этот же период Николай Александрович активно занимается золотодобычей. Совместно с Сергеем Николаевичем Коншиным, с которым его связывали родственные отношения, становится совладельцем Николо-Сергиевской золотопромышленной компании и Нининского золотопромышленного товарищества «С. Т. Артемьев и К°». С 1907 является коммерческим директором «Коншина Н. Н. товарищества мануфактур» в Серпухове. Со второй половины 1900‑х состоит членом совета Сибирского торгового банка. В 1912—1913 гг. вместе с братом Александром Александровичем и сыном Борисом Николаевичем строит в Москве комплекс зданий «Деловой двор». В 1913 г. совместно с фирмой «Л. Кноп» приобретает «Товарищество Альберта Гюбнера», затем совместно с Н. Т. Каштановым и Н. И. Дербеневым при помощи Сибирского банка реорганизовывает «Торговый дом К. Тиль» (существовал с 1854 г., владел в Москве заводами военно-шорным, кожевенным, пуховой обуви и др.) в акционерное общество «Поставщик» (основной капитал 4 млн руб.) для выполнения заказов военного ведомства. С весны 1914 г. перекупает крупные пакеты акций ряда московских текстильных фирм и становится директором-распорядителем «Товарищества на паях для внутренней и вывозной торговли мануфактурными товарами» (учреждено Ф. Л. и А. Л. Кнопами, основной капитал 15 млн руб., годовой оборот свыше 70 млн руб.). Деловая инициатива Второва особенно ярко проявилась в годы первой мировой войны. В этот период он покупает контрольный пакет акций банка «Юнкер И. В. и К°», реорганизовав его в Московский промышленный банк (акционерный капитал — 30 млн руб.). Создает первые отечественные предприятия по производству химических красителей (существовавшие ранее являлись филиалами германских концернов в России), Российское общество химической промышленности «Руссокраска» (1914 г.; основной капитал – 10 млн руб.), Российское общество коксовой промышленности и бензолового производства «Коксобензол» (1916 г.; 4 млн руб.). Совместно с А. И. Коноваловым и М. И. Терещенко основывает первый в России завод электростали — товарищество на паях «Электросталь» в Богородском уезде Московской губернии (1916; 3 млн руб.). При финансовой поддержке Главного артиллерийского управления строит 2 завода по производству гранат в Москве (управлялись его сыном — Б. Н. Второвым). Скупает ряд химических, металлообрабатывающих, строительных и других предприятий: «Байер Фридрих и К°»; Товарищество фотографических пластинок «Победа» (бывшее Э. В. Заньковской; основано в 1904 г., основной капитал — 500 тыс. руб.); Донецко-Грушевское общество каменноугольной и антрацитовой промышленности (1905 г.; 5,6 млн руб.); Московское общество для производства цемента и других строительных материалов (1875 г.; 3 млн руб.); Товарищество для производства цемента, извести и алебастра «Липгарт Э. и К°» (1877 г.; 3,5 млн руб.); общество Еринского портландцементного завода (1913 г.; 4,4 млн руб.); Московское общество вагоностроительного завода (1896 г.; 3,6 млн руб.). Кроме того, становится одним из совладельцев Общества Брянского завода (1873 г.; 41,2 млн руб.), Донецко-Юрьевского металлургического общества (1895 г.; 22,1 млн руб.), ряда других предприятий. По оценкам прессы, годовые прибыли Николая Александровича Второва в 1916—1917 достигали 100–150 миллионов рублей.

Деловой двор

В 1911 году Николай Александрович вкладывает огромные деньги в строительство грандиозного конторско-складского и гостиничного комплекса на Варварской площади. И здесь Второв мыслил неординарно и … выиграл. До него все конторы, «амбары», банки и прочие деловые учреждения Москвы купеческой размещались в страшной тесноте на Ильинке и Варварке. Даже известнейшие фирмы пользовались полуподвалами. Выйдя на десяток саженей за пределы Китай-города на арендованный им у Воспитательного дома пустырь, Второв «разрубил вековой Гордиев узел» и создал новый центр оптовой торговли древней столицы, разгрузил московское Сити. Еще до окончания строительства все помещения Делового двора были заарендованы крупнейшими торгово-промышленными предприятиями.

Официальное название этого торгового городка — «Товарищество Варваринских торговых помещений на Деловом дворе». Проектировал его архитектор  И. С. Кузнецов, административной и хозяйственной частью заведовал действительный статский советник В. П. Недачин. Стоимость всех сооружений, занимающих площадь около двух десятин (примерно —  218 га), приближалась к 6 млн рублей, но и доход с них составлял 800 тысяч рублей в год.

Каркасная система конструкций, ряды больших окон, скупость декора делали здания необычными для начала XX века. Но главное для пользователей было то, что находилось во внутреннем пространстве: широкие асфальтированные дворы и проезды, огромное число грузовых подъемников, холодные склады с подъемными кранами, подземные разгрузочные дворы со специальными приспособлениями... Там же располагалась первоклассная гостиница на 350 номеров с горячей водой и телефоном в каждом номере.

Конторы самых известных фирм располагались в Деловом дворе, в том числе  и тех, которые все больше и больше прибирал к рукам Второв. Торгово-промышленная Второвская империя имела здесь свой штаб. Там же был и кабинет Николая Александровича.

Особняк Второва на Спасопесковской площади

Для постройки семейного особняка Николай Александрович Второв купил участок на Спасопесковской площадке, принадлежавший ранее князьям Лобановым-Ростовским, и нанял в качестве проектировщиков известных архитекторов Владимира Дмитриевича Адамовича и Владимира Матвеевича Маята, авторов нескольких знаковых построек того времени (таких, например, как вилла Николая Павловича Рябушинского «Черный лебедь» в Петровском парке). Для оформления интерьеров дома был приглашен знаменитый художник Игнатий Нивинский, принимавший участие в создании интерьеров Музея изящных искусств, гостиницы «Метрополь», дома Тарасова на Спиридоновке. Особняк в стиле неоклассицизма представляет редкий для московской архитектуры тип загородной виллы. Внутренняя отделка здания продолжалась до 1915 г. Первопрестольную трудно было удивить архитектурными шедеврами — лучшие архитекторы страны то и дело по заказам известнейших предпринимателей украшали Москву удивительными особняками, и тем не менее резиденция Второва единодушно была признана одной из архитектурных жемчужин древней российской столицы.

В 1933 году, после установления дипломатических отношений между СССР и США, бывший особняк Второва передали под резиденцию американского посла. В середине 1930-х, в период расцвета дружественных советско-американских отношений, бывший особняк Второва, или, как его теперь называли, Спасо-хаус, стал местом проведения многочисленных торжественных приемов и праздников, на которых присутствовали члены советского правительства и представители творческой интеллигенции. Приемы проходили с размахом, члены посольства даже арендовали у московского зоопарка и цирка животных для развлечения высоких гостей. Один из таких приемов – «Весенний праздник» 1935 г. послужил для Михаила Булгакова, присутствовавшего среди гостей, прообразом Бала Воланда в романе «Мастер и Маргарита». В Спасо-хаусе часто устраивались концерты и музыкальные вечера. На одном из них была исполнена опера Прокофьева «Любовь к трем апельсинам», при этом в качестве дирижера выступил сам композитор. С особняком связано много загадочных легенд и шпионских историй, самая известная – о помещении подслушивающего устройства в герб США – так и не подтверждена. Однако сегодня особняк ведет тихую и размеренную жизнь.

Годы войны и старт Электростали

Больше века отделяет нас от начало Первой мировой войны и февральских событий 1917 г. Существует мнение, что накануне русского наступления в этой войне, которое не состоялось из-за революционных событий, боеприпасов для предстоящего наступления заготовлено было столько, что даже при остановке всех российских заводов хватило бы на 3 месяца непрерывного сражения. И действительно, по документальным свидетельствам, снарядов хватило на Гражданскую войну, да еще излишки большевики отдали в 1921 году в Турцию Кемалю-паше. Значительная часть боеприпасов была произведена на заводах Второва.

Первые десятилетия XX века оказались тем звездным периодом в жизни Н. А. Второва, когда он смог свой капитал поставить на службу не только собственным интересам, но в значительной степени и государственным. К весне 1915 г. общественные и деловые круги России добились от правительства решения привлечь частную гражданскую промышленность для выполнения военных заказов. Патриотические и меркантильные интересы образовали тот союз, от которого зависела судьба страны. Постановлением Военного совета 9 апреля 1915 г. уполномоченному Главного артиллерийского управления (ГАУ) генералу Семену Николаевичу Ванкову было поручено организовать производство 3-дюймовых снарядов на частных заводах.

Выпуск гранат (осколочно-фугасных снарядов) планировалось выпускать на фабрике анилиновых красок «Фр. Байер и К» в Лужниках, тогда — окраина Москвы. По мнению генерала Ванкова, руководители завода затягивали дело, требовали громадные суммы за аренду. В мае 1915 г. фабрика была реквизирована и передана Второву, который приступил к строительству снаряжательного завода    20 мая 1915 г. под руководством членов французской миссии. Работы начались без заключения формального контракта с ГАУ, по словесному предложению генерала Ванкова. Из-за скученности строений фабрики Байера и близости к железной дороге снаряжательные мастерские строились на смежном участке земли Дворцового ведомства. В помещениях собственно фабрики расположили комплекс подготовительных и заключительных работ. Завод построили за 38 дней — к 28 июня 1915 г.

В 1917 году готовилось введение в армии новой формы одежды, более удобной и вместе с тем выполненной в русском национальном духе. Форма была создана по заказу Двора Его Императорского Величества примерно в 1915—1916 годах. Идеологическая концепция разработана художником Василием Васнецовым, возможно, в технических вопросах ему помогал кто-то еще. Это были долгополые шинели с «разговорами», суконные шлемы, стилизованные под старорусские шеломы, позднее известные как «буденовки», а также комплекты кожаных тужурок с брюками, крагами и картузами, предназначенные для механизированных войск, авиации, экипажей броневиков, бронепоездов и самокатчиков. Это обмундироваие было передано при организации ЧК сотрудникам этой структуры — вооруженному отряду партии. Огромное количество комплектов этой формы было сшито на фабриках Н. А. Второва и ожидало своего часа на военных складах. Однако судьба этой формы оказалась иной, известность она приобрела на полях сражений Гражданской войны.

 

 


Сразу после окончания этого строительства на прилегающей территории начали возводить еще один завод для увеличения мощностей. Его завершили к концу октября 1915 г. Мощность снаряжательных заводов, названных «А» и «О», составила 12 и 16 тысяч снарядов в сутки, впоследствии общую мощность довели до 40 тысяч. Первый контракт заключили 10 июля 1915 г. на снаряжение 1,6 млн гранат французского образца, в начале ноября — второй. Всего в 1915—1917 гг. Второвым было получено 23 наряда на выпуск 17 миллионов снарядов.

В декабре 1915 г. на заводе Второва началось также строительство специального здания для снаряжения отравляющими веществами (ОВ). Мощность этого производства довели до уровня свыше 2,5 тыс. снарядов в сутки. Всего в 1915—1917 гг. заводами Второва было снаряжено около 14 млн. снарядов. Самый высокий уровень производства достигнут с августа 1916 г. по июнь 1917 г. с пиком в декабре 1916 г.

На московских снаряжательных заводах Второва работали около 2 тыс. рабочих. В конце января 1916 г. был поднят вопрос о необходимости строительства третьего снаряжательного завода. Его предлагали разместить в другом месте в целях безопасности. Опасения были не напрасными, поскольку в один из январских дней на заводе в Лужниках произошел взрыв.

В апреле 1916 г. Второву выделили 21 миллион рублей на строительство нового снаряжательного завода в Богородском уезде под Москвой. Место было выбрано малопривлекательное с коммерческой точки зрения: близ железнодорожной станции Затишье в Богородском уезде Московской губернии — заброшенный и покрытый лесами да болотами уголок, расположенный, однако, очень удобно с точки зрения близости к Москве и транспортной составляющей, да и неподалеку от электростанции. Для возведения завода разрешалось приобрести 200 десятин земли, до 3000 десятин можно было использовать для разработки залежей полезных ископаемых. Основной капитал товарищества определялся в 3 миллиона рублей, разделенных на 3 тысячи паев. Параграф 14 Устава «Товарищества на паях “Электросталь” устанавливал: «Владельцами паев товарищества могут быть только русские подданные христианского вероисповедания», «правление товарищества должно состоять не менее чем из 3 и не более чем из 5 директоров», «местопребывание правления находится в Москве», «подданные воюющих с Россией держав не могут быть служащими товарищества».  Кроме того, Устав определял номенклатуру продукции, распределял процент прибыли.   К созданию завода Второвым были привлечены известные российские ученые, инженеры, металлурги. «Электросталь» была построена рекордными темпами и качественно. К заводу подвели подъездные железнодорожные пути, закупили новое оборудование. 17 ноября 1917 года на заводе «Электросталь» была произведена первая плавка. Эта дата считается днем рождения завода.

Последний незавершенный проект и исполненная роль в истории России

Если Второва называли на родине «русским Морганом», то Павла Павловича Рябушинского — «русским Рокфеллером». Не сфера деятельности роднила эти фамилии с заокеанскими монополистами, а то, что обе фамилии оказались несомненным синонимом богатства. И тот и другой были в ту пору владельцами концернов. Но остается фактом, что к 1916 году Второву удалось сблизиться с кланом купцов Рябушинских, в результате Второв становится активным участником финансово-промышленного объединения, которое вошло в историю под названием «группа Рябушинского». Они объединяют свои капиталы в создание завода по производству автомобилей, создается «Товарищество на паяхъ Автомобильнаго Московскагo завода (АМО)» .27 февраля 1916 г. был подписан «Договор о поставках автомобилей». На строительство завода выделен аванс 11 156 250 руб. в счёт будущих поставок, из них 8,1 миллионов в иностранной валюте для закупки за границей оборудования и автоматериалов. Но этих сумм было недостаточно. Только строительство производственных зданий завода обошлось в 8 млн руб., а еще приобреталось дорогостоящее оборудование, материалы и автокомпоненты для постройки автомобилей, выплачивалась зарплата рабочим и служащим. Реально стоимость постройки завода намного превышала отпущенные из государственной казны средства. Были взяты обязательства для выполнения поставки построить, оборудовать завод и пустить его не позднее 7 октября того же 1916 г. Первые 10% заказанных автомобилей должны были быть предоставлены ГВТУ к 7 марта 1917 г., а вся поставка закончится к 1  августа 1918 г.

Но произошли трагические события как в жизни Российской империи, так в жизни этих великих русских предпринимателей, вернее сказать, их жизнь была оборвана. Но темнее менее фундамент гиганта «Завод имени И.А. Лихачева» заложен этими людьми.

□ □ □

По очень скупым воспоминаниям современников, Николай Александрович Второв был человеком      не жестоким, но жестким. Обладая громадным по тем временам состоянием никогда не выступал в качестве мецената, но благотворительством занимался. Он жертвовал деньги госпиталям, на нужды раненых и пострадавших. Около миллиона рублей отправил на развитие образования в Сибири, часть ушла в Иркутский университет, остальное — на создание промышленного училища. Но сложно переоценить его вклад в развитие отечественной промышленности и военной индустрии. Это был тот случай, когда частный капитал служил не только целям личного обогащения, а укреплял  и увеличивал могущество государства. Даже со сменой политического устройства России, новая, советская, власть использовала начинания Н. А. Второва для развития страны. 
(Ирина Потапчук)